Пермский государственный архив социально-политической истории

Основан в 1939 году
по постановлению бюро Пермского обкома ВКП(б)

Боевые действия на Верхотурском направлении в 1918 г.

Борисов А.Г.
научный сотрудник ВГИАМЗ

В конце сентября 1918 г. белогвардейские части вплотную приблизились к границам Верхотурского уезда. Наступление белых на Пермь со стороны Екатеринбурга не дало сколько-нибудь серьёзных результатов, поэтому командование Сибирской армии попыталось применить обходной маневр против левого фланга 3-й Красной армии. Верхотурье превратилось в важный стратегический пункт, взятие которого открывало белым обходной путь на Пермь через Кизел и Соликамск. 28 сентября белыми был взят город Алапаевск. Там распоряжением командования Сибирской армии была сформирована Северная правофланговая группировка под командованием штабс-капитана Н.Казагранди, в которую вошли подразделения из 18-го Тобольского, 19-го Петропавловского и 16-го Ишимского Сибирских стрелковых полков. Перед ней ставилась задача обойти с севера Кушвинскую группировку красных, где оборонялись части Сводной Уральской (впоследствии 29-й) стрелковой дивизии под командованием М.Васильева, и продолжить наступление по Горнозаводской железной дороге на Чусовую и Пермь, а также установить контроль над Богословским Горным Округом, где находились предприятия, изготавливающие военную продукцию, в частности Надеждинский сталерельсовый завод, выпускавший артиллерийские снаряды. Наступление осуществлялось по Ирбитскому тракту в направлении Верхотурья, помимо этого, часть 16-го Ишимского полка под командованием подпоручика И.С. Шнеура двигалась по реке Туре из города Туринска.

На Ирбитском тракте наступающим белым противостояли красногвардейцы под командованием Ершова, бывшего военного комиссара Верхотурского уезда. 3 октября в бою у деревни Измоденово отряд Ершова был разбит. В этом поражении немаловажную роль сыграла измена одного из командиров красных — Цепелева. Это был бывший офицер царской армии, арестованный в Топорковской волости во время крестьянского восстания летом 1918 г. В Верхотурье по неизвестным причинам его освободили и поручили сформировать отряд, в который он набрал в основном «колеблющийся элемент». Во главе сформированного отряда Цепелев был направлен в Верхотурье на помощь Ершову. Там, во время боя, он с тыла напал на штаб красных. В этом столкновении Ершов был ранен, схвачен белыми и казнён. Остатки его отряда начали отступление к Верхотурью. 6 октября колонна Казагранди вышла к реке Тагил, 7 октября было захвачено Махнёво, после чего красногвардейцы отошли в район деревень Путимка и Глазуновка.

На реке Туре белым противостоял красногвардейский отряд под командованием начальника уездной милиции Волкова, численностью около 150 человек и 30 конников, который летом 1918 г. занимался подавлением крестьянских восстаний в уезде. Первое столкновение с передовыми отрядами наступающей Белой армии произошло у деревни Моториной, в 45-ти км от Туринска. Отряд Волкова, слишком малочисленный, вынужден был отступить к деревне Санкино, где 6 октября был окружён белыми. Обстановка складывалась очень тяжёлая. Шесть красногвардейцев — два конника и четыре пехотинца с пулемётом, переправились через Туру и обстреляли белых с фланга. Благодаря этому маневру отряду удалось выйти из окружения. Он с оборонительными боями начал отступление в направлении Верхотурья. Продолжая наступление белые 7—9 октября вели бои у деревень Сиднево и Болотово, 10 октября заняли Меркушино. Отсюда отряд Волкова отошёл к деревням Путимка и Глазуновка.

В районе Путимки и Глазуновки, где находилась переправа через реку Туру, остатки отрядов Ершова и Волкова с пришедшими им на помощь отдельными подразделениями Сводной Уральской стрелковой дивизии 11—12 октября вели ожесточённые бои, пытаясь остановить продвижение белых к Верхотурью. Сюда же подошёл отряд рабочих Сосьвинского завода, имевший на вооружении несколько пулемётов и трёхдюймовую пушку. Часть сил командование красных сосредоточило у опушки леса на Пушкарёвой Горе, а остальные бойцы заняли оборону у деревни Путимка. Недалеко от штаба, расположенного в двухэтажном доме, установили пушку, на колокольне часовни, стоявшей на краю деревни, пулемёт. Белогвардейцы подходили к Пушкарёвой Горе с двух сторон, по Меркушинскому и Ирбитскому трактам. У развилки дорог они соединились и после перегруппировки общими силами начали наступление.

Первый бой у Путимки начался в 10 часов утра 11 октября. После артиллерийской подготовки, под прикрытием пулемётов белогвардейцы пошли по тракту к открытому полю плотными цепями. Выбить красных с занимаемых позиций не удалось, хотя белые в конце дня ввели в бой резервы. На ночь вокруг Путимки и Глазуновки красноармейцы установили сторожевые посты, чтобы обеспечить охрану обоза и боеприпасов.

Утром 12 октября бой возобновился. Теперь белые наступали уже не в открытую. Маскируясь за кустами и буграми они скапливались в перелеске, старались взять обороняющихся в клещи, но фланговые удары успеха им тоже не принесли. Располагая большими резервами, белые с помощью проводников из местных жителей направили часть своих сил в обход к Чёрной речке. Положение красных становилось всё более тяжёлым, его не мог выправить даже прибывший к месту боя отряд моряков. Их, не вводя в бой, повернули к Верхотурью, где были подготовлены крепкие оборонительные позиции в районе железнодорожного моста через реку Туру и по реке Актай. Туда же должны были отойти и красногвардейцы, сражавшиеся под Путимкой и Глазуновкой, чтобы избежать окружения.

Сохранились воспоминания участника боя под Путимкой, бойца из отряда Волкова Александра Семёновича Лаптева: «Бой решили дать под Путимкой, так как место было удобное. Здесь сходились дороги из Красной Горы и Прокопьевской Салды. Позиция на Торговой горе и Пушкарёвой была выгодна. Левый фланг прикрывала Тура, правый — густой лес. Вырыли окопы, поставили пулемёты. Орудия установили возле Путимки. Особый отряд спрятался в перелеске, недалеко от стыка дорог. Он должен был ударить по белым с тыла, когда они пойдут в атаку. Хоть мы и отступали, но настроение было бодрое: наконец-то поднялись с оружием на буржуев! Конный дозор белых наткнулся на наши пикеты и ускакал в сторону Красной Горы. Вскоре оттуда стали стрелять пушки. Но снаряды больше падали за нашей позицией, рвались в Путимке. Там среди жителей паника началась. А белые под артприкрытием пошли в атаку. Мы её ружейным и пулемётным огнём отбили. Тогда пушки врага по нашим окопам стали бить. И белые снова пошли в атаку. Кое-кто из наших дрогнул. Всё-таки это была ещё не армия. Собрались добровольцы. Многие пороха ещё не нюхали. Кто-то отходить начал, а большинство держится. Стояла задача заманить белых поближе, тогда легче по ним из засады ударить. Только вышло по-другому. Открыли огонь пушки и несколько снарядов попало в лес, где засада была. Покинули мы лес и ударили по белым, да не вовремя. Могли бы сразу беляков опрокинуть, тут затяжной бой получился. А сил у Колчака больше и оружия тоже. Бились красногвардейцы стойко, переходили в рукопашную. Много белых положили, но и самих всё меньше становилось. Начали к Путимке отходить. Был в отряде матрос Георгий Игошев. Он пулемёт на часовню в Путимке поставил и до последнего белых сдерживал. Хотел на телеге с пулемётом отступать, да ранили его. Так Игошев посреди улицы залёг за пулемёт и бился до последнего. Когда патроны кончились, белые наскочили и подняли его на штыки. Они всех, кто к ним попал, штыками перекололи, даже раненых. Кто на Верхотурье отступал, собрались за Туринским мостом. Здесь решили держаться. Но это уже другой рассказ. Вот так началась для меня гражданская война, первые бои за молодую Советскую власть». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 1747).

Отступление красных велось в обход города по Ирбитскому, а затем Романовскому тракту. Красноармейцы обошли Верхотурье с восточной и северной стороны. Отход происходил организованно, скорее всего им удалось оторваться от белых, которые вступили в город только к исходу 13 октября.

Перед тем как оставить город красноармейцы расстреляли 12 октября заложников, содержавшихся в Верхотурской тюрьме. Неизвестно, был ли этот шаг согласован с представителями уездного Совета, которые к этому времени уже покинули город, или это была инициатива самих красноармейцев. В списке расстреляных числятся 19 человек: Михайлов Борис Николаевич — офицер, Лепихин Яков Евфимович — офицер, Иванова Зоя Павловна — курсистка, Сахаров Борис Вячеславович — техник, Будзянский Казимир Феликсович — техник, Опекин Яков Георгиевич — монах, Дюков Феодонт Поликарпович — крестьянин, Шаньгин (?) Васильевич — крестьянин, Смит Александр Васильевич — техник, Рожков Григорий Николаевич (39 лет) — крестьянин, Дружинин Константин Афанасьевич — крестьянин, Трубин Александр Сильверстович — крестьянин, Карпов Павел Михайлович — крестьянин, Брянников Андрей (23 года) — крестьянин, Кмит — военнопленный, Козлов Василий (47 лет) — мещанин г. Екатеринбурга, Кузнецов Прокопий (25 лет), Голубев Евфимий (23 года) — крестьянин деревни Голубевой Меркушинской волости, Краснопёров Косьма Андрианович — крестьянин Сосьвинской волости, участок № 4.

Похоронены расстрелянные были на городском кладбище в общей братской могиле. В погребении участвовал настоятель Верхотурского Николаевского мужского монастыря архимандрит Ксенофонт с причтами всех городских церквей и женского Покровского монастыря. Также в воспоминаниях современников среди расстрелянных упоминаются верхотурские купцы Беднягин, Выборов, Мухлынин (купец 2-й гильдии), Жернаков, Ердяков, Честюлин и другие, но где они были казнены и похоронены сведений нет.

Красногвардейцы отступили на заранее подготовленные позиции в устье реки Актай. Окопы и блиндажи располагались на западном (правом) берегу. На противоположном расположились белые части. Здесь наступление белых задержалось почти на месяц, бои с переменным успехом продолжались в течение октября—ноября 1918 г. Оборону здесь держали подразделения 1-го Горного, Волынского, 17-го Петроградского, Камышловского полков. Особенно в этих боях отличился отряд китайских добровольцев, о котором следует рассказать подробнее. Царское правительство в годы Первой мировой войны закупило в Китае и Корее большое количество рабочих, которые должны были работать в России на оголённых мобилизацией промышленных предприятиях. На Урале находились в основном китайские рабочие, трудившиеся на различных заводах, шахтах, лесоучастках, строительстве. Китайским рабочим приходилось жить и работать в ещё более худших условиях, чем русским. Это вызывало возмущение китайцев, среди них очень часто происходили волнения и забастовки. Особенно ухудшилось их положение в 1917 — 1918 гг., когда российская экономика переживала глубокий кризис и разруху. Военная служба для многих иностранных рабочих была единственным способом обеспечить своё существование, чем и решила воспользоваться Советская власть, привлекая их на службу в Красную Армию.

Китайские интернациональные отряды были одними из первых, сформированных на Урале. Наиболее известный из них появился в конце июля 1918 года в городе Алапаевске, где в это время было сосредоточено много китайцев. В дальнейшем он пополнялся китайскими рабочими из Перми, Кизела, Чусовой, Надеждинска, других городов и рабочих посёлков. В последствии из них сформировали полк, командиром которого стал Жен Фучень, его помощником — Чжин Ченсяо. Полк вошёл в состав Сводной Уральской дивизии (с ноября 1918 г. — 29 стрелковая дивизия) под командованием М. Васильева.

Некоторые биографические данные о Жен Фучене можно узнать из некролога, опубликованного в газете «Уральский рабочий» за 14 декабря 1918 г. Он был офицером, занимал пост китайского консула в Харбине, хорошо знал таможенное дело, во время революционных событий в России являлся уполномоченным по делам китайских рабочих в Пермской и Вятской губерниях, постоянно жил в Алапаевске. В условиях начавшейся гражданской войны, когда Белая армия приближалась к Уралу, местная власть оказалась в сложном положении. Военный комиссар Алапаевского уезда Павлов обратился к Жен Фученю, как бывшему офицеру и сочувствующему большевикам, с просьбой об организации добровольческого отряда из китайцев для службы в Красной Армии. Условия службы были довольно привлекательными, китайцы пользовались всеми правами и льготами, которые полагались красноармейцам и их семьям. Это позволило в кратчайший срок сформировать интернациональный китайский отряд. По некоторым данным уже летом 1918 г. отряд принимал участие в подавлении крестьянских выступлений в Верхотурском уезде вместе с местными красногвардейскими отрядами.

После взятия белыми Алапаевска китайцы сражались под Нижним Тагилом. Во второй половине октября батальон китайцев вошёл в состав 3-й бригады Сводной Уральской дивизии и был переброшен под Верхотурье, где принимал участие в боях в устье реки Актай, которые продолжались в течение октября—ноября 1918 г. Оборонявшиеся здесь красноармейские части сдерживали натиск белых, стремившихся прорваться к Нижней Туре и Кушве. 29 октября командир дивизии доносил штабу 3-й армии:

«На Верхотурском направлении сегодня китайский батальон, перейдя реку Актай, выбил противника из двух рядов окопов и отбросил его к Верхотурью. Отступление белых банд происходило в полном беспорядке, во время которого им нанесены серьёзные потери. Развить дальнейшее наступление не удалось из-за медленной переброски резервов через мост реки Актай, который всё время держался противником под артиллерийским обстрелом. Около 16 часов противник перешёл в контратаку со станции Ляля, благодаря чему молодцы-китайцы оказались под угрозой быть отрезанными, вследствие чего им снова пришлось отойти на правый берег реки Актай. В этом бою нами захвачены пленные и много снаряжения». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 2494, л.50)

В середине ноября китайский батальон был пополнен новыми отрядами добровольцев и преобразован в полк. О блестящих боевых качествах полка свидетельствует приказ командира 29-й стрелковой дивизии от 26 ноября 1918 г. В нём отмечалось: «В последних боях на Верхотурском направлении особенную стойкость проявил китайский полк. Нередко были случаи, когда этот полк зажимался в железное кольцо цепей противника, но благодаря его стойкости, организованности, революционной дисциплине и распорядительности командного состава, он каждый раз пробивал себе дорогу огнём и штыками и с боем медленно отходил на новые позиции. Таким образом, все усилия противника, пытавшегося захватить станцию Выя и Нижнетуринский завод, чтобы создать непосредственную угрозу для нерва нашего войскового тыла — станции Гороблагодатская — разбивались о стойкость китайского полка. В бою китайцы бесстрашны, мужественны хладнокровны. Чем более тяжёлое положение, тем крепче у них боевая дисциплина. Нередки такие случаи, когда поддавшиеся панике начинают отступать без команды, тут же расстреливаются своими товарищами. У них девиз: „Один за всех, все за одного“. За 3–4 дня беспрерывных боёв китайский полк потерял в своём составе 40–50%. В отношении командного состава потери 60–70%. Такой огромный процент убыли сам за себя уже говорит, что полк каждую пядь своей позиции уступает только после усиленного боя, в котором противнику наносятся потери в несколько раз большие. На основании вышеизложенного я счастлив китайскому полку и его командному составу принести глубокую благодарность от лица Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 2494. Л. 51).

Бои под Верхотурьем проходили с переменным успехом. Красные несколько раз пытались перейти в наступление, чтобы захватить город. С обеих сторон применялась артиллерия и бронепоезда. Однако в конце ноября колонна Казагранди, получив подкрепление, сама перешла к наступательным действиям. 25 ноября она сумела выбить красных с актайских позиций и заставила их отступать в сторону Кушвы. 29 ноября в районе станции Выя белые бросили в бой до четырёх полков. На станции в это время находился батальон Камышловского полка, два батальона китайского полка и отряд моряков. В ходе двухдневного сражения красные были зажаты в кольцо, а затем, прорвав окружение, отступили к деревням Железянка и Малая Именная. В этих боях была разбита 3-я бригада 29-й дивизии (1-й Камышловский, 5-й Волынский и 17-й Петроградский полки), почти полностью уничтожен китайский полк. Погибли комиссар 3-й бригады М. Бочкарёв, командир китайцев Жен Фучень, застрелился командир Камышловского полка Б. Швельнис. 3 декабря красные оставили Кушву и начали отступление в сторону Перми.

Вернуться к списку